У приятеля Вити случилась история о национальном самосознании. У него есть ведущие неизвестно куда армянские корни, по какой-то четвертой крови, двоюродная прабабка была жената на наполовину армянине. Но он, Витя, эту кровь ощущает и всячески культивирует собственную принадлежность к малому народу. Доктор искусствоведения Гудов говорит, что быть частью большого сложно, это давит. Поэтому так тяжело быть русским. И поэтому же так многие сейчас стремятся к меньшинству: политическому, сексуальному, национальному. На худой конец, уезжают жить в Грузию. Вот и Витя, ведомый в том числе и модой, решил, что он часть гордой древней нации. И прикрепил к своей поддержанной Хонде рамку для номерного знака с армянским флагом. Несмотря на то, что растительность на лице Вити практически полностью отсутствует и выглядит он так, что может играть Иванушку-дурачка или любого другого героя русского эпоса без кинопроб.

Через неделю раздался звонок на Витин мобильный, номер звонящего был засекречен. В трубке завершал как наждачной бумагой по дереву хрипловатый голос с сильным кавказским акцентом: “Сними рамку, брат”.

– Кто говорит?! – удивился Витя, – откуда у Вас мой номер?
– Это неважно, брат, сними рамку, прошу, – убеждал акцент.
– Почему? – продолжал удивляться Витя.
– У тибя там Армения.
– Да, у меня есть армянская кровь!
– Хорошо, брат, но сними рамку.
– Так почему же?! – защищал свою “армянскость” Витя, – я имею полное право!
– Сними рамку, брат, стыдно. Армения на старой такой машине. Ладно, мирсидэз или лекскус у тибя, но так выходит стыдно, брат, сними рамку.