Что-то сломалось, и в проводах, которые питают электричеством троллейбусы, закончился ток. Синие усачи нескончаемой линией стоят на проспекте, грустные мужчины в желтых жилетках с уставшими лицами опускают штанги токоприемников и закуривают. Всех пассажиров высадили, они растерянно смотрят по сторонам в ожидании помощи.

Понедельник.

В троллейбус заходит крепкий мужчина лет пятидесяти: короткие седые волосы, джинсы со стрелками, военная выправка. Он занимает свободное место, достаёт из морщинистого коричневого портфеля ежедневник, открывает на странице с сегодняшней датой и заглавием “Список дел”, заносит над незаполненными строчками перьевую ручку и сидит так, почти не моргая, несколько минут, смотрит на пустую страницу, как будто даже не замечая, что троллейбус не движется. Потом он закрывает блокнот, ничего не написав, и выходит.

Как я тебе сильно завидую, мужик.

Все мы.

Из кабины водителя троллейбуса выскакивает крохотная бойкая девица.

– Без паники, всем оставаться на своих местах! – командует она, – ща я рога опущу, на инерции поедем!

Она надевает огромного размера рукавицы, в которые, кажется, сможет поместиться вся целиком, резво, как воробушек, взлетает на лестницу, тянет за веревки, цепляет бугром, наматывает, вяжет узел, наконец, возвращается на свое место.

В троллейбусе что-то булькнуло, чавкнуло и он поехал. Без электричества! Объезжая своих обесточенных собратьев и курящих грустных мужчин в желтых жилетках и с уставшими лицами.

– Молодец какая! – восторгаются пассажиры, – мужики стоят, а она едет!

– На следующей выходит кто? Или до метро поедем? – выкрикивает чудо-женщина, которой и не видно за огромным рулевым колесом.
– Наверное до метро, – решают пассажиры, – а дотянем?
– Не зна-аю, – протягивает из своей капитанской будки девчонка, – зависит от того, на сколько заряда хватит.

– А чего это до метро?! – вдруг спрашивает молодая бизнес-вумен, в аккуратном сером брючном костюме, с кожаной папкой и чуть растрепавшимся русым пучком, – мне вот на следующей выходить! Зачем я буду до метро с вами ехать?

Троллейбус заполнила тревожная пауза. Гигантских размеров – бери ложкой, да ешь! Пассажиры стали переглядываться между собой, некоторые косились в сторону водителя, но та безучастно к проблемам на борту материлась о чем-то через окно с водителем мерседеса.

Полноватая, маленького роста, в огромных наушниках, очень громкая и гиперактивная школьница лет 10-11, удобно облокотившись на мою спину, не без оснований полагая что я – часть троллейбуса, болтает с подружкой – на две головы выше, вполовину худее и скромнее.

– Ну ты мадам и шалунья! С Петровым? Петрову худые нравятся. Я вот вешу 43 кг. И посмотри на меня! Весь вес – в щеках!
– Диеты не! Как говорит моя бабушка (полушёпотом): “Сиськи сдуются”.
– О, я расскажу тебе о любви к школе, – оглядывается, – потом.
– Боль! Боль это когда твоя лучшая подруга хватает тебя крабом за коленку, перепутав с рюкзаком!
– Нам придётся выйти на следующей. Другого шанса не будет!

– Едем без остановок! – громко заявляет маргинального вида худой немолодой мужчина в резиновых тапках на босу ногу и майке, заправленной в растянутые спортивные брюки – абсолютнейший персонаж из комедий 90-х, непонятно откуда возникший в этом волшебном троллейбусе, ему бы только авоську с кефиром для большей киногеничности.
– Давайте, – поддержали своего неожиданного лидера пассажиры, – правда доедем уж до метро!
– А мне потом по жаре этой пёхать в горку? – возразила женщина в костюме.
– Вы что это, ставите свои интересы выше интересов общественности, – босоногий интеллектуал из народа встал, подтянул резинку штанов и строго посмотрел на бунтарку, – в такое сложное для страны время?!

Бизнес-вумен притихла. Обняла свою папку и уставилась в окно, пока троллейбус бесшумно скользил по проспекту, проезжая одну остановку за другой… Маргинал еще раз внушительно зыркнул на нее, довольно кивнул и сел на свое место, закинув ногу на ногу.

Троллейбус докатил до метро, двери открылись, пассажиры вразбежку – по своим делам, маргинал в тапках присел на лавочку на остановке, а бизнес-вумен, поправив пучок, зацокала маленькими каблучками в горку…

А я остался в троллейбусе, и меня мучал один вопрос.

Ведь по сути, это – похищение. То есть организованная группа лиц, сговорившись, совершила действие по захвату и перемещению человека в другое место против его воли.

Так вот, являюсь ли я соучастником?